- Новости

Москвичи поделились своими страхами в соцсетях

Все началось с ученых из Пекинского университета. Вернее, с их исследования, посвященного навязчивым страхам жителей мегаполиса. Согласно ему, в городах с населением от 10 миллионов человек жители больше всего боятся трех вещей: плохой экологии, техногенных катастроф и высокой вероятности стать жертвой преступления.

Москвичи поделились своими страхами в соцсетях

Результаты исследования попались на глаза москвичу Александру Кузнецову. И он удивился.

Не того пугались

«Я тоже живу в мегаполисе с населением от 10 миллионов человек, но почему-то страшат меня совершенно другие вещи, — рассказывает Александр. — Вот и решил спросить у друзей в соцсетях: чего вы боитесь?»

За короткое время пришло более 10 тысяч ответов. На первое место вышло… метро. То самое, в котором каждый день ездят по 9 миллионов человек! Но метро пугает не само по себе, а только в пиковые часы. Типичные ответы: «Страшно упасть на подходе к эскалатору, когда сзади напирает народ». «Некомфортно чувствую себя в переходах, когда кажется, что не сам идешь, а тебя несет поток людей». «Боюсь, что утром в час пик жаждущие уехать нечаянно столкнут меня под поезд, поэтому никогда не встаю так, чтобы быть среди ближних к дверям пассажиров».

Кто-то до тошноты боится неприятных запахов от других пассажиров. «Однажды на кольцевой меня прижало к мужчине, от которого одновременно разило луком, перегаром и куревом. Пришлось протискиваться подальше по ногам других пассажиров. Они ругались, а я перла дальше», — написала одна из ответивших.

«Удивительно, но почти никто не вспомнил про теракты и резонансные аварии, случавшиеся в столичной подземке», — говорит Кузнецов. «Ничего удивительного в этом нет, — парирует психолог-психотерапевт Артем Еприкян. — Вспышка страха после любых трагедий длится не более двух недель, а потом забывается. А вот страхов толпы у жителей столицы становится все больше. Все чаще мы слышим от пациентов, вынужденных регулярно пользоваться подземкой в часы пик, что каждая поездка для них — большой стресс». Это связано с тем, что человек на протяжении всего пути лишен личного пространства, когда даже встать удобно не получается.

Макароны с макаронами

Второй по частоте упоминания ответ связан со страхами потери материальных благ. Те, кто помнит 90-е годы, пишут, что не хотели бы снова вернуться в те голодные времена: «Боюсь, что потеряю источник дохода и снова, как в перестройку, придется есть макароны с макаронами». Молодежь, впрочем, испытывает аналогичные страхи: «Стараюсь быть у начальства на хорошем счету. Боюсь, что оштрафуют, лишат премии или уволят — тогда не на что будет снимать квартиру». Многие люди панически страшатся банков и держат свои накопления чуть ли не под подушкой. При этом боясь, что в квартиру залезут воры. У некоторых вообще получается замкнутый круг: «Боюсь, что все внезапно подорожает, мне не хватит денег на необходимое. Имею заначку на этот случай. Когда в заначке собирается приличная сумма, начинаю бояться, что ее съест инфляция. Иду и трачу. И снова боюсь, что все подорожает, а мне не хватит…»

Москвичи поделились своими страхами в соцсетях

Признайтесь, кто, стоя среди пассажиров, хотя бы раз не боялся, что толпа столкнет вас на рельсы? Фото: Антон Новодережкин/ ТАСС

Из-за активизировавшихся телефонных мошенников некоторые начали бояться телефонных звонков. «У мамы соседку по телефону развели на 400 тысяч. Теперь мама не берет трубку, если высвечивается незнакомый номер», — сетует одна горожанка. «Ха! Моя бабушка уверена, что деньги могут украсть, даже когда звонишь ты, а не тебе. Вообще телефоном не пользуется», — вторит вторая. «Жители столицы привыкли к благам цивилизации, к изобилию услуг и товаров. И среди москвичей немало тех, у кого нет подстраховки в виде запасенного на зиму погреба картошки, банок с консервами, залежей круп. Отсюда и рождаются подобные материальные страхи, ведь оказаться без денег для жителей мегаполисов значит остаться и без еды», — комментирует Артем Еприкян.

Боязнь всего

Кто-то до смерти боится подцепить заразу в общественных местах. «За поручни в транспорте берусь только в перчатках или через салфетку. Если на пути попадется помойка — обойду, не приближаясь к ней, даже если тороплюсь, а это удлинит мне дорогу», — жалуется один из респондентов. Еще версии: «Боюсь посещать официальные учреждения. Когда нужно пойти в какую-нибудь управу, «Мосгаз» или ЖЭК, такая слабость накатывает, что, кажется, сейчас в обморок грохнусь». «Боюсь сойти с ума, когда по вечерам возвращаюсь с работы, голова гудит, хочется тишины, а в транспорте кто музыку слушает, кто по телефону болтает. Кажется, что голова лопнет». «Боюсь умереть в одиночестве. Как-то чинил дома шкаф, рассек руку почти до кости. Кровь хлещет, паника, не знаю, что делать. Соседей не знаю, хотя живу в этом доме два года, но тут никто ни с кем не общается, все по своим квартирам…».

«Большинство отписавшихся говорят не о фобиях, а о тревожных неврозах, за которыми скрываются усталость, напряженность, нервная перегрузка. Человек пытается успеть за бешеным ритмом жизни большого города, но темпераменты у всех разные и не каждому это удается. Те, у кого не получается, сталкиваются с неврозами, которые могут перерасти в настоящие фобии», — уверен Артем Еприкян.

А чего же боится сам автор опроса? «Собак, которых выводят на улицу без поводков и намордников. Штормовых предупреждений — они редко обходятся без того, чтобы что-то на кого-то не упало. И неадекватных таксистов, которых в Москве все больше», — рассказал Александр Кузнецов «РГ».

Кстати

Сам себе доктор

Любая фобия или тревожный невроз начинаются с панической атаки. Она проявляется в нехватке воздуха, головокружении, учащенном сердцебиении, страхе потерять сознание или даже умереть. Артем Еприкян советует при этих признаках использовать обычный герметичный пакет. На худой конец сойдет и кулек, свернутый из бумаги. В него надо пару минут подышать. Углекислота, образующаяся в процессе выдохов, действует как легкое успокаивающее и быстро проясняет мозг.