- Новости

Ветеран «Метростроя» поделился воспоминаниями и любовью к своей работе

Александр Кормушин полон энергии, в его кабинет то и дело стучатся сотрудники, а он координирует кипящую вокруг жизнь. Александр Николаевич — заместитель гендиректора «СМУ-8 Метростроя». Вот уже 41 год он строит метро. На первую станцию — «Бабушкинская» — он пришел в 1978 году еще будучи студентом Московского института инженеров транспорта.

Ветеран "Метростроя" поделился воспоминаниями и любовью к своей работе

Чтобы обеспечивать молодую семью — жену и маленького сына, — пришлось даже перевестись на вечернее отделение; первый месяц Александр работал проходчиком, потом арматурщиком. После вуза его назначили горным мастером, далее — сменным инженером (сейчас такой должности уже нет). Чуть меньше чем через десять лет он стал начальником участка и со временем дорос до зама главного инженера.

Александр Кормушин строил станции "Бабушкинская", "Площадь Ильича", "Чертановская", "Полянка", "Цветной бульвар", "Дубровка", "Трубная", работал на строительстве второго вестибюля и наклонного хода станции "Маяковская", второго вестибюля "Достоевской" и ее соединении с "Марьиной рощей", участвовал в начале строительства вестибюлей второго наклонного хода станции "Белорусская".

— Чувство гордости у меня появляется тогда, когда сдаешь работу и когда люди в первый раз идут по станциям — не как в транспорт, а посмотреть на подземные дворцы. Они видят, как мы это сделали, потом привыкают и не замечают красоты. А этот момент, пусковой — самый захватывающий, — говорит он.

Еще на счету ветерана "Метростроя" — перегонные тоннели, например, между станциями "Нагорная" и "Нахимовский проспект", а также участие в строительстве Лефортовского тоннеля. Еще один интересный проект — культурный центр имени Мейерхольда. Опыт метростроевцев был необходим, поскольку здание нужно было "посадить" прямо на вестибюль станции "Менделеевская". В 2010 году стартовала стройка станций "Бутырская", а потом "Савеловской" Большой кольцевой линии. Сейчас Александр Кормушин работает на строительстве "Шереметьевской".

"Шереметьевская" — пилонная станция глубокого заложения с тремя сводами и платформой островного типа, глубина ее залегания составляет около 80 метров, рассказывал руководитель Департамента строительства города Москвы Андрей Бочкарев. "Это одна из сложнейших станций с уникальным наклонным ходом эскалатора в 135 метров", — отмечал он.

Часть карьеры Александра Николаевича пришлась на сложные для "Метростроя" 90-е годы прошлого века.

Чувство гордости появляется тогда, когда сдаешь работу и когда люди в первый раз идут по станциям — не как в транспорт, а посмотреть на подземные дворцы

— Порой не было ни денег, ни работы. В этот период мы строили станцию "Трубная" — долго, потому что пришлось и консервацию делать, и расконсервировать. Во время простоев мы следили за шахтой, выполняли мероприятия по сохранности — и параллельно брались за любые заказы: от фитнес-центров до работы на ТТК, — вспоминает он.

Сегодня многое изменилось. За счет горнопроходческих комплексов значительно ускорилось строительство тоннелей и уменьшилось число людей, которое требуется на таких работах.

— Мы начинали строить метро в другой стране и в другом тысячелетии. У нас не было компьютеров. Сейчас оснащение стало абсолютно другим, даже у маркшейдеров все уже в электронном виде. А в тот период в центре города тоннели строились буровзрывным способом — разрабатывали каждый метр, взрывали, собирали тюбинги — и все это делали проходчики, — вспоминает Александр Николаевич.

А вот станции, уточняет он, сейчас строятся примерно в такие же сроки, как раньше: вместе со всеми притоннельными сооружениями они представляют собой сложные комплексы, где нельзя применить механизмы, увеличивающие скорость проходки. Работать приходится в городской среде, в которой проходит множество коммуникаций — следовательно, приходится выполнять множество требований и преодолевать разнообразные непредвиденные ситуации.

— Люблю это работу и не представляю себя на другом месте, — говорит Александр Николаевич. — Всегда старался выполнять работу добросовестно, не ушел в тяжелые времена, хотя предложений было много. Пока есть возможность и пока здоровье позволяет, думаю, буду работать.